Аргументы и факты против «адвокатской монополии». Соответствует ли фундаментальным принципам международного и конституционного права «адвокатская монополия» в уголовном процессе?

«Практика показала, что «адвокатская модель» регулирования правого представительства и правовой защиты (института юридической помощи) не оправдала себя, поскольку является чужеродной для наших гражданского общества и профессионального юридического сообщества, она не отвечает интересам в целом всей нашей уникальной Великой Цивилизации и реально препятствует социально-экономическому развитию, представляя тем самым угрозу общественной безопасности всей нашей страны»

Напомним, что наше общественное объединение потребителей при осуществлении своей деятельности в сфере правового просвещения по направлению защиты потребителей и добросовестной конкуренции в конструктивном взаимодействии с отдельными государственными органами и органами местного самоуправления во исполнение Указа Президента РФ от 4 мая 2011 года «Об утверждении государственной политики в сфере развития правосознания граждан» и Указа Президента РФ от 20 ноября 2013 года «Об утверждении КОНЦЕПЦИИ ОБЩЕСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ» реализует авторские социальные программы «Защита потребителей от антиколлекторов и раздолжнителей», «Защита потребителей от риэлторов без аттестата и компетенции», «Защита потребителей от мнимых и притворных юристов», конечной целью которых является реализация актуального для всей нашей страны социального проекта «Регулирование института правового представительства и правовой защиты», информация о котором для всеобщего ознакомления и обсуждения размещена на главной странице этого сайта.

Важно отметить, что при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям функционирует Социальная сеть для юристов ZAKON.RU, где на сегодняшний день одной из самых критикуемых нашим отечественным профессиональным юридическим сообществом тем является план по введению так называемой «адвокатской монополии», в ходе обсуждения которой одним из участников этой социальной сети в лице юриста (правоведа) из Москвы — противника «адвокатской монополии», 02 декабря 2015 года был поставлен справедливый вопрос об отмене «адвокатской монополии» на защиту подозреваемых, обвиняемых и подсудимых в уголовном процессе, для чего им был приведен правовой аргумент, содержание которого для всенародного всеобщего ознакомления и обсуждения решено разместить на этом сайте.

Правовой (юридический) аргумент: «Основная проблема, которую необходимо решить в рамках рассмотрения этого вопроса, состоит в следующем: позволяет ли статья 48 Конституции РФ пользоваться помощью не только адвокатов, но и других защитников, а именно частнопрактикующих юристов, не являющихся членами коллегии адвокатов?

Это, в свою очередь, дает возможность проверить конституционность части 4 статьи 47 УПК РСФСР, на основании которой в качестве защитников допускается лишь адвокат по предъявлении ордера юридической консультации и представитель профессионального союза или другой общественной организации и не допускаются частнопрактикующие юристы, не являющиеся членами коллегии адвокатов.

Часть 1 статьи 48 Конституции РФ предусматривает, что каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В части 2 статьи 48 указывается, что каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения.

В Постановлении по данному делу (пункт 2) Конституционный Суд подчеркнул, что положения части 2 статьи 48 Конституции РФ не могут быть истолкованы в отрыве и без учета положений части 1 этой же статьи.

Столь же справедливым представляется и обратное утверждение: истолкование части 1 статьи 48 непременно требует уяснения смысла части 2 той же статьи.

В данном случае необходимо ответить на вопрос: использует ли Конституция употребляемые в части 2 статьи 48 термины «адвокат» и «защитник» в качестве синонимов или предполагает, что один из них по своему содержанию шире другого?

Если исходить из предположения, что они используются как синонимы, то есть тождественные по содержанию слова, то придется прийти к выводу, что термин «защитник», помещенный в скобках, имеет своей единственной целью лишь разъяснение значения термина «адвокат». Такой вывод был бы весьма сомнительным, учитывая, что термин «адвокат» с давних пор широко распространен в российской лексике и современный читатель Конституции вряд ли нуждается в его разъяснении.

Из анализа значений слов «адвокат» и «защитник» в толковых словарях современного русского литературного языка следует, что слово «адвокат» уже по сфере употребления, так как относится только к деятельности профессиональных юристов. Слово «защитник» — шире, так как относится к деятельности любого лица, занимающегося защитой или представительством чьих-либо интересов в суде, судопроизводстве.

Отсюда можно сделать вывод, что, используя это слово в части 2 статьи 48, Конституция предоставляет гражданам право пользоваться юридической помощью не только адвокатов, то есть членов коллегии адвокатов, но и других защитников. Подлинные намерения авторов Конституции в данном случае можно уяснить из материалов Конституционного Совещания 1993 года, на котором разрабатывался и обсуждался проект Конституции РФ.

В ходе Конституционного Совещания неоднократно предпринимались попытки внести в проект нынешней статьи 48 поправки, имевшие целью сузить круг лиц, оказывающих юридическую помощь, только членами коллегии адвокатов. Все эти поправки были отклонены в связи с тем, что их принятие, как указывалось на Совещании, привело бы к созданию «закрытых профсоюзов» для адвокатов, лишающих практики тех, кто не вступил в коллегию, создающих «монопольное право» адвокатов оказывать юридическую помощь.

При этом участники Конституционного Совещания подчеркивали, что допуск на стадии предварительного следствия только представителей коллегии адвокатов существенно ущемляет права граждан, и что, напротив, представленный проект обсуждаемой статьи (позволявший допускать на этой стадии участие других лиц), отвечает принципу свободного выбора защитника (см. Конституционное Совещание. Стенограммы, материал, документы. 29 апреля — 10 ноября 1993 г.» Т. 4., стр. 16 — 17, 110 — 116; Т. 19, стр. 56).

«Главное, — говорил один из представителей органов государственной власти субъектов РФ на Совещании, — то, чтобы у человека при осуществлении его права на защиту был выбор независимого защитника по его убеждению. Не всегда существующие адвокатские структуры независимы от органов власти и поэтому предоставление альтернативы для человека: обратиться в коллегию ли адвокатов, в «Союз юристов» или к частному юристу, защитнику, это реализация в полной мере его права на осуществление защиты» (там же, Т. 4, стр. 115).

Все вышеизложенное позволяет прийти к выводу о том, что создатели Конституции РФ намеревались в окончательном тексте ее статьи 48 установить и обеспечить право задержанных, заключенных под стражу и обвиняемых в совершении преступлений на самостоятельный и максимально широкий выбор защитников. Это намерение и отразилось в формулировке части 2 статьи 48, где понятие «защитник» по своему буквальному смыслу и смыслу, который стремились придать ему авторы Конституции, определенно шире понятия «адвокат», что означает право подозреваемых и обвиняемых пользоваться помощью не только адвокатов, но и других защитников по своему выбору, включая, как следует из материалов Конституционного Совещания, и частнопрактикующих юристов, не являющихся членами коллегии адвокатов.

Указанное право, закрепленное в части 2 статьи 48 Конституции РФ, соответствует положению Международного пакта о гражданских и политических правах, в котором установлено, что каждый имеет право при рассмотрении любого предъявленного ему уголовного обвинения сноситься «с выбранным им самим защитником» (пункт 3 «b» статьи 14). Таким образом, Международный пакт о гражданских и политических правах также подразумевает право каждого на самостоятельный выбор защитника.

С учетом сказанного следует толковать и часть 1 статьи 48 Конституции РФ. Содержащееся здесь положение о том, что каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи, означает конституционную обязанность государства обеспечить каждому желающему достаточно высокий уровень любого из видов предоставляемой юридической помощи — не только в уголовном процессе, но и в любом другом процессе или в другой сфере деятельности, где возникает необходимость в такой помощи. Но не означает обязанности гражданина непременно пользоваться помощью только такого уровня, если, конечно, при этом, не нарушаются конституционные принципы судопроизводства, а также права и интересы других лиц.

Выводы… Логика — это понятия, суждения и только после всего этого — умозаключения! Предварительный анализ суждений и умозаключений участников социальной сети для юристов позволяет подвести итоги, что преобладающее большинство специалистов не поддерживает идею ввести «адвокатскую монополию» и придерживается позиции отменить «адвокатскую монополию» в уголовном процессе, так как «адвокатская монополия» на защиту подозреваемых и обвиняемых (подсудимых) в уголовном процессе не соответствует фундаментальным (неотъемлемым основополагающим общепризнанным) принципам международного и конституционного права, следовательно, не отвечает условиям правового государства и поэтому существующее положение вещей негативно отражается на правах и свободах всего нашего гражданского общества, при этом, оно грубо нарушает законные профессиональные и экономические интересы остальной части практикующих юристов, имеющих значительное количественное и нередко качественное превосходство в сравнении с практикующими юристами со статусом адвоката, следовательно, правом предоставлять юридическую помощь за вознаграждения подозреваемым и обвиняемым (подсудимым) в совершении административных правонарушений или уголовных преступлений с учетом логики и здравого смысла должны обладать граждане, имеющие высшее юридическое образование, то есть обладающие юридической квалификацией, которые не являются членами ассоциации некоммерческих организаций «Федеральная палата адвокатов РФ». Эта же позиция преобладает в отношении представительства за счет бюджета или за вознаграждения в судах (государственных органах и органах местного самоуправления либо организациях) интересов граждан иного правового статуса (потерпевших или свидетелей, истцов или ответчиков, заявителей или третьих лиц, взыскателей или должников, работодателей или работников, потребителей или предпринимателей, пациентов или студентов и так далее…).

частью 1 статьи 9 Декларации о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы провозглашено, что при осуществлении прав человека и основных свобод, включая поощрение и защиту прав человека, каждый человек, индивидуально или совместно с другими, имеет право на пользование эффективными средствами правовой защиты и на защиту в случае нарушения этих прав.

Из статей 55, 71 и 76 Конституции РФ вытекает, что законодатель вправе конкретизировать содержание права на получение квалифицированной юридической помощи и участие защитника, не допуская искажения существа этого права и самой его сути, поэтому в целях защиты потребителей и добросовестной конкуренции на этом рынке труда надлежит установить единые требования (единые правила и стандарты) к квалифицированным защитникам и представителям, занимающихся профессиональной трудовой деятельностью в сфере предоставления юридической помощи участникам гражданских и публичных правоотношений, так как любая профессиональная деятельность должна осуществляться с учетом принципа равенства на основе единых стандартов.

Однако все же следует обратить внимание юридического сообщества на статью 14 Международного пакта «О гражданских и политических правах», согласно которой каждый человек при рассмотрении предъявленного ему обвинения вправе сносится с выбранным им самим защитником и защищать себя через его посредство, поэтому в случаях защиты подозреваемых и обвиняемых (подсудимых) в совершении административных правонарушений или уголовных преступлений помимо фундаментального права на квалифицированную юридическую помощь каждому гражданину и права на выбор (назначение) профессионального (правового) защитника в лице специалиста в области права (квалифицированного юриста) должно быть гарантировано право на допуск (приглашение) по заявленному ходатайству общественного защитника, который может и не иметь высшее юридическое образование.

Поскольку в силу статьи 3 Декларации о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы внутреннее законодательство образует юридические рамки, в которых должны осуществляться и обеспечиваться права человека и основные свободы, то в целях защиты потребителей и для реализации законных интересов юридического сообщества также предстоит установить требования к законным представителям, которые в качестве общественных защитников на не профессиональной основе могут быть допущены для защиты подозреваемых и обвиняемых (подсудимых) в совершении административных правонарушений или уголовных преступлений. Например, предусмотреть, что по письменному ходатайству подозреваемого или обвиняемого либо его квалифицированного защитника или представителя в качестве общественного защитника или представителя помимо добровольца в лице дееспособного родственника или супруга в досудебный или судебный процесс на основании постановления допускается общественный деятель или сотрудник неправительственной общественной организации, правомочный участвовать в таковом качестве для целей, установленных законом об основах общественного контроля, но только в случае, если такой гражданин не имеет иного правового статуса при производстве по делу — потерпевшего или свидетеля, истца или ответчика), при этом, посещение общественным защитником мест содержания задержанных или заключенных под стражу допускается на основании постановления только совместно с квалифицированным защитником.

К сожалению, на отечественном рынке труда сложилась непонятная и негативная ситуация, когда юридической деятельностью и правозащитной практикой может заниматься любой желающий, не имеющий для этого квалификации и в этой связи никакого отношения к юридической деятельности, что, соответственно, грубо нарушает законные интересы потребителей и подвергает существенному риску привлечения к уголовной ответственности самих подобных деятелей и тех, кто рекомендует их окружающим.

Общеизвестно, что сейчас стало много различного рода самозванцев и проходимцев, именующих или позиционирующих себя правозащитниками или юристами и предлагающих потребителям различные услуги в сфере юридической и правозащитной деятельности, не имея для этого квалификации, что грубо нарушает фундаментальное неотъемлемое право потребителей на квалифицированную юридическую помощь (часть 1 статьи 48 Конституции РФ и часть 1 статьи 9 Декларации о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы) и причиняет существенный вред деловой репутации, законным профессиональным и экономическим интересам участников всего юридического сообщества в целом.

Вместе с этим, как показала практика, квалифицированная юридическая помощь в настоящее время предлагается различными частными, государственными или муниципальными коммерческими организациями (например, такими как ФГУП «Ростехинвентаризация», Казенными предприятиями «Фонд государственного имущества», межевыми организациями, управляющими и обслуживающими организациями в сфере жилищно-коммунального хозяйства и прочими…), правомочными предоставлять платные услуги и осуществлять иную не запрещенную законом деятельность, что противоречит сути с принципами профессиональной юридической деятельности и приводит к различным формам злоупотреблений, грубо нарушая законные интересы потребителей и существенно ограничивая добросовестную конкуренцию на рынке юридического труда и право потребителей на независимую юридическую помощь (например, организациями по технической инвентаризации объектов капитального строительства произвольно по своему усмотрению в технических паспортах объектов капитального строительства проставляются штампы «реконструкция» вместо «перепланировка» с целью навязать потребителю дополнительную услугу своего же штатного юриста; управляющие и обслуживающие организации, не имея во многих случаях даже заключенного с юристом договора, нередко вводят в заблуждение потребителей, предоставляя им не соответствующие действительности консультации; и так далее).

На сегодняшний день все это ограничивает добросовестную конкуренцию на рынке юридического труда, при этом, влечет за собой неблагоприятные и даже опасные последствия для развития отечественной экономики и обеспечения общественный безопасности всей нашей страны, поэтому такое положение дел может быть выгодно только тихим бездельникам, откровенным мошенникам либо врагам наших коренных народов в лице презренных провокаторов, кому было бы выгодно дискредитировать в целом все юридические профессии и все юридическое сообщество, чтобы им в этой среде было комфортно «работать» самим. По другому рассуждать могут только диванно-кухонные мыслители или простонародье, для которых история не имеет значение!

Поскольку недопустимо смешивать и путать юридическую практику и правозащитную деятельность с иными видами деятельности, в том числе с общественной или политической либо религиозной деятельностью, то пора бы серьезно задуматься над этим всем нашим соотечественникам и соотечественницам, а не только нашим юристам. Ведь никому же не нужны тунеядцы, лентяи, предатели, отщепенцы и моральные уроды! И стране тоже!

Однако следует заметить, что на территории, находящейся под юрисдикцией Российской Федерации, большинство адвокатов утверждают, что «они — не юристы» и это в то время, когда объединение специалистов (профессионалов) — это благое дело, в особенности, если это объединение касается юридической сферы деятельности («Наш народ будет побежден тогда, когда адвокаты, прокуроры, следователи, судьи… поверят в то, что они не юристы»).

Тогда зачем во вред отечественной экономике ограничивать добросовестную внутриотраслевую конкуренцию там, где без этого легко можно обойтись? Общеизвестно же, что ограничение внутриотраслевой конкуренции всегда негативно отражается на социально-экономическом развитии любой без исключения страны мира, тем более, если эта конкуренция касается рынка труда!

Поскольку внутриотраслевая конкуренция очень важна для развития любой страны мира, то может в условиях правового государства следует не ограничивать добросовестную конкуренцию на рынке юридического ТРУДА, а посмотреть на то, где эта профессия необходима и еще может быть полезна?

Зачем специалистов лишать права на создание или выбор организации в форме профессионального объединения в то время, когда законом можно предусмотреть другой принцип формирования «профессионального союза (палаты)», когда для этой цели каждое профессиональное объединение будет выбирать представителя (делегата) из своего коллектива…

Важно понять, что зависимость существующих адвокатских структур от органов власти, в особенности на местах, является предпосылкой для развития коррупции и регионального влияния, которые негативно отражаются на деловом, предпринимательском и инвестиционном климате в наших отечественных регионах, соответственно, препятствует социально-экономическому развитию и обеспечению общественной безопасности, представляя тем самым угрозу национальной безопасности всей нашей страны в целом.

Здесь необходимо привести в качестве примера Сингапур, кардинальная реформа правовой системы с учетом особенностей этого общества и географического положения этой страны способствовала развитию экономики и формированию благосостояния всего этого гражданского общества и всего этого государства в целом.

Всей нашей стране тоже требуется кардинальное реформирование правовой системы, прежде всего в сфере юстиции и государственного управления, но только с учетом особенностей всего нашего гражданского общества и географического положения всей нашей страны, то есть должны быть созданы и утверждены свои концепции (в том числе регулирования института общественных организаций, института представительства, включая институт юридической помощи…), которые бы не копировали ничего с других стран мира, напротив, эти государства в перспективе могли бы взять в пример что-либо с нашей правовой системы.

Кроме этого, очевидно же, что существующие обязательные вступительные и периодические взносы в «адвокатские палаты» существенно отражаются на цене всех видов юридической помощи, оказываемых практикующими юристами с сегодняшним статусом адвоката, что в конечном итоге негативно отражается на потребителях в лице граждан, предпринимателях, организациях и предприятиях, ограничивая их фундаментальное право на квалифицированную юридическую помощь и доступ к правосудию — справедливому судебному разбирательству.

Представьте простую ситуацию. У нас в стране приняли решение о создании палаты парикмахеров, решением которой установлен для всех этих специалистов обязательный вступительный и ежемесячный взнос. Представили? Теперь задайте себе простой вопрос — а сколько в этом случае будет стоить постричься у такого специалиста?!

Важно понять каждому, что институт юридической помощи должен рассматриваться прежде всего в качестве рынка труда для граждан, но если к этому рынку будет иной подход, то это негативно отразится на полезной трудовой занятости наших граждан, на профессиональном уровне и гражданском правосознании квалифицированных юристов, соответственно, на уровне социально-экономического развития и обеспечения общественной безопасности всей нашей страны.

Следует обратить внимание на статистику в США, где вы обнаружите, что профессиональных представителей в лице квалифицированных юристов там на душу населения гораздо больше, чем в нашей стране, а с учетом важности для общества и государства института юридической помощи во многих государствах Европы в целях обеспечения полезной занятости даже принимаются специальные законы, исполнение которых нередко финансируется из бюджета либо которые не позволяют «обойти» институт юридической помощи при совершении юридически значимых действий и сделок.

Системные проблемы в организации деятельности сегодняшней адвокатуры серьезно скомпрометировали эту социальную группу профессионального сообщества в целом, поэтому в связи с предстоящей реформой и утратой доверия к сегодняшнему институту адвокатуры считаем важным серьезно задуматься о «перезагрузке» с учетом содержания цитаты — «Единение — процесс осознания общности интересов и путь к национальному самосознанию, единство — столпотворение у кормушки, нет кормушки — нет творения» и народной мудрости — «Находя корень — пробуждаем мир, ища различия — сеем раздор«.

Важно каждому признать очевидный факт и согласиться с тем, что практикующие юристы со статусом адвоката и без него, корпоративные юристы (юрисконсульты), юристы государственных органов и органов местного самоуправления занимаются одним делом и в этой связи для этой профессии должны существовать единые наименование и разумные правила (стандарты), установленные справедливым законом, не ограничивающим добросовестную конкуренцию на этом рынке труда, при этом, особенности деятельности специалистов в тех или иных сферах либо особенности предоставления тех или иных видов юридической помощи могли бы регулироваться отдельными законами.

Вследствие чего было бы весьма разумно с учетом принципа единства (единых правил и стандартов) этой юридической профессии и единых подходов в юридическом сообществе в целом определить единые организационно-правовые формы для профессиональных объединений юридического профиля (например, вместо адвокатского кабинета — юридическое учреждение, и это для тех, кто предпочитает индивидуальный труд с правом заключения договоров; вместо адвокатского бюро — юридическое бюро; коллегии адвокатов или юридической консультации — юридическое объединение или же коллегия юристов) во избежание конфликта интересов без права на создание этими организациями третейских судов либо структурных подразделений в форме негосударственных центров бесплатной юридической помощи и экспертных центров, ограничив при этом такие специализированные организации в праве заниматься иной деятельностью, установив при этом, что слова «юрист» и «право» с производными от них не вправе использовать граждане, предприниматели, юридические лица либо их представители, не имеющие отношения к юридической (правозащитной) деятельности (практике). Применительно к этому важно понять, что структуры в виде третейских судов, юридических центров бесплатной помощи или же экспертных центров не должны создаваться при профессиональных объединениях независимо от того или иного профиля, но, к сожалению, существующий сегодня закон об общественных и о саморегулируемых организациях допускает это. Не пора ли серьезно подумать над созданием концепции регулирования института общественных организаций перед тем, как начинать думать о регулировании института юридической помощи?

Следует обратить внимание на то, что на сегодняшний день отсутствуют какие-либо объективные препятствия коммерческим или иным некоммерческим организациям заключать по конкурсу или без него договора с такими специализированными организациями либо с выбранными юристами таких организаций напрямую. Что может помешать это сделать «газпрому», управляющей организации или банку либо иной коммерческой организации? Что может помешать общественной организации иной организационно-правовой формы создать на основании существующей редакции закона о бесплатной юридической помощи в качестве самостоятельного структурного подразделения негосударственный центр бесплатной юридической помощи, заключив с выбранными юристами специализированных юридических организаций срочные или бессрочные трудовые или гражданско-правовые договора?

Кроме этого, важно обратить внимание на тот факт, что до сих пор отсутствует единое наименование для этой профессии, то есть для юриста (правоведа), предоставляющего правовые разъяснения и консультации, разрабатывающего юридически значимые документы, осуществляющего представительство и (или) защиту интересов граждан и (или) организаций в органах государственной власти и местного самоуправления, судах…

Поэтому также необходимо определиться с наименованием этой профессии. В Германии — правозащитники, в америке — адвокаты… Почему наше гражданское общество и наша страна всегда должны все копировать с запада, когда в нашем всенародном языке общения присутствует достаточно слов, которые достойным образом могли бы охарактеризовать эту профессию — правовой представитель (например — правовой представитель или правовой поверенный либо присяжный поверенный или правозаступник, что было раньше…), но, учитывая, что в Конституции РФ право задержанных (заключенных под стражу) и обвиняемых в совершении преступлений привязано к слову латинского происхождения «адвокат», то было бы логично отразить в законодательстве, что адвокат — это государственный защитник и представитель, то есть специалист, получивший допуск к государственной системе бесплатной юридической помощи и участвующий в качестве правового поверенного (представителя) в делах по назначению за счет бюджета, то есть подтвердить на законодательном уровне сложившееся сегодня положение вещей, что это понятие имеет более узкое правовое значение нежели профессия правового представителя и связано оно только с предоставлением юридической помощи в делах по назначению за счет бюджета.

Помимо этого важно обратить внимание на то, что является коррупционной и поэтому недопустимой ситуация отнесения к ведению сегодняшних «адвокатских палат» полномочий по назначению государственных защитников и представителей, поскольку распоряжение бюджетными средствами должно осуществляться только публичными институтами, каковыми посредники в лице «адвокатских палат» в силу своей правовой природы не должны являться никогда.

Однако существующее положение вещей негативно отражается на состоянии добросовестной конкуренции и правах наших граждан, при этом, ввиду ограничения доступа на получение вознаграждений за счет бюджетных средств оно грубо нарушает законные профессиональные и экономические интересы остальной части практикующих специалистов в области права, имеющих большинство в сравнении со специалистами, имеющими сегодняшний статус адвоката.

Поскольку при назначении государственных защитников и представителей вознаграждения подлежат выплате за счет бюджета (то есть за счет средств всех налогоплательщиков), то было бы целесообразным, чтобы во исполнение закона о бесплатной юридической помощи  нормативные правовые акты регламентировали порядок их назначения и отнесли полномочия по их назначению к ведению органов юстиции либо государственных учреждений, правомочных по конкурсу или без него заключать договора с юристами, имеющими статус правовых представителей.

Было бы весьма разумно и логично не связывать порядок предоставления права участвовать в государственной системе бесплатной юридической помощи с пребыванием специалиста в какой-либо одной некоммерческой организации (сегодня это привязано к сегодняшним «адвокатским палатам»), предусмотрев возможность (определив порядок и условия) получения таких разрешений юристами-правоведами, обладающими статусом правового представителя (поверенного), то есть юрист-правовед, имеющий соответствующий правовой статус (прошедший регистрацию в органах юстиции и получивший удостоверение, состоящий при этом в профессиональном объединении юридического профиля), мог бы на равных и справедливых условиях получить допуск к государственной системе бесплатной юридической помощи (например, после уплаты государственной пошлины и сдачи экзамена при ВУЗе или при соответствии иным квалификационным требованиям — юридический стаж не менее двух лет, в том числе практический опыт представительства и защиты интересов граждан в уголовном процессе) и после включения в соответствующий государственный реестр участвовать в делах по назначению за счет бюджета в порядке, установленном Постановлением Правительства РФ (например, способ оповещения — личный кабинет на сайтах территориальных органов юстиции, сообщения и мобильные соединения на абонентский номер; механизм назначения — дежурства и «как в такси» либо исходя их ситуации и то и другое, если честно друг другу признаться, то рациональных и справедливых вариантов различное множество…).

Убеждены, что такое положение вещей обеспечит баланс частных и публичных интересов (интересов общества и государства), добросовестную конкуренцию на рынке труда, соответственно, справедливость в нашем гражданском обществе, это будет удобно всем — следователям, судьям, прокурорам и самим профессиональным поверенным в лице  юристов-правоведов, а главное — участникам процессовСледует подчеркнуть, что с этой позицией согласны многие социально-ответственные юристы-правоведы, занимавшие ранее и занимающие сегодня должности следователей. Эту позицию поддержали многие социально-ответственные юристы-правоведы, состоящие на государственной и муниципальной службе в органах государственной власти и местного самоуправления, а также социально-ответственные юристы-правоведы, занимающиеся оперативно-розыскной деятельностью. Эту позицию поддержали даже многие практикующие юристы-правоведы со статусом сегодняшнего адвоката, но в силу понятным всем причин они не решаются об этом заявить открыто.

На основании изложенного выражаем надежду, что в среднесрочной перспективе во исполнение Декларации о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы (ст.ст.3, 10, 11, 17, ч.ч.2,3 ст.18, ст.19) Правительство РФ и российский законодатель в целях социально-экономического развития и обеспечения общественной безопасности нашей страны путем принятия с учетом особенностей нашего гражданского общества полноценного закона об основах правового представительства и правовой защиты с вытекающими из него иными разумными нормами права обеспечит защиту законных профессиональных и экономических интересов всего нашего отечественного юридического сообщества, что положительно отразится на всей нашей стране и всем нашем гражданском обществе.

   Важно не путать информационный мусор с источником информации, необходимым в качестве теоретической платформы для реализации тех или иных идей или решений, полезных для гражданского общества и тем более профессионального сообщества… Важно знать каждому, что, к сожалению, на сегодняшний день единственный способ обеспечить реализацию тех или иных фундаментальных позиций в любой науке — это привлечь к ним внимание. Классическая фраза — «ваше суждение или умозаключение — это псевдонаучный бред» является основным признаком, относительно которого существует следующая цитата по теме «О моделях и юных моделистах»: «Гроссмейстер мыслит планами, мастер мыслит схемами и учиться составлять планы из десятка тысяч ранее наработанных схем, юные моделисты-конструкторы строят модели после изучения партий гроссмейстеров — то им шведская модель нравится, то — британская, то — китайская… Очевидно, что только владея информацией на первых двух приоритетах можно понимать и видеть, что происходит вокруг, принимать правильные решения либо давать советы другим или ПРИЗЫВАТЬ К ЧЕМУ-ЛИБО…», соответственно, классическая фраза — «ваше суждение или умозаключение — это псевдонаучный бред» является основным признаком, по которому определяется «юный моделист». Важно всем нам учиться отличать лже-науку от прогрессивной научной мысли, то есть теоретической платформы, служащей источником информации для развития фундаментальной и прикладной науки!

«Большинство населения оценивает власть по покупательской способности своей зарплаты, а в корпоративные споры историков и идеологов между собой и в их взаимные обвинения большинство не имеет времени вникать. Чистить не столько физические тела от паразитов и различных патогенов. Это очень нужно и полезно. Но, если вы, будучи здоровым физически, лишь пришли к результату состояния крепкого и здорового раба, которого продолжает нещадно эксплуатировать паразит, то вам неизбежно останется очень мало сил и времени испытать полную радость от вашей жизни. Вот и выходит, что больше нужно чистить свое СОЗНАНИЕ, и правильным содержанием наполнять свою ПАМЯТЬ, которые определяют в корне: как хорошо, сколько и где вы будете жить»

«Усваивается понятийный (терминологический) материал? Процесс автосинхронизации начнется тогда, когда 10-15 процентов активных интернет-потребителей (пользователей) научатся отличать теоретическую платформу от измышлений…»

Полелиться в соцсетях:

Добавить комментарий